Совет эксперта Всемирного банка украинским аграриям: что делать с запретом Европы на экспорт — Экономика

Совет эксперта Всемирного банка украинским аграриям: что делать с запретом Европы на экспорт  - Экономика

Фото: Markiian Lyseiko/ Ukrinform/Future Publishing via Getty Images

Ситуация, которая сложилась вокруг запрета на ввоз украинской аграрной продукции соседними странами, больно ударила по Украине не только экономически, но и политически. И несмотря на то, что со 2 мая Польша отказалась от запрета на импорт десятков продуктов питания из Украины, и остальные соседи последовали ее примеру, осадок остался. Да и проблемы никуда не делись.

На сегодня (03.05.2023) известно о том, что Европейская комиссия договорилась о соглашении с Польшей, Болгарией, Венгрией, Румынией и Словакией по украинской сельскохозяйственной и пищевой продукции. 28 апреля заместитель председателя ЕК по торговле Валдис Домбровскис сообщил, что ключевыми элементами соглашения, также согласованного с Украиной, являются:

отмена односторонних мер Польшей, Словакией, Болгарией и Венгрией; уникальные средства защиты для 4 продуктов: пшеницы, кукурузы, рапса и подсолнечника; пакет поддержки на 100 миллионов евро для пострадавших фермеров в 5 странах-членах; проведение исследований некоторых других продуктов, в том числе подсолнечного масла; работа над обеспечением экспорта в другие страны через коридоры солидарности.

О том, как может складываться ситуация с украинским агроэкспортом в дальнейшем, KP.UA побеседовала с экспертом Всемирного банка Оксаной Руженковой.

— Оксана, Украина, потеряв выход к морю, была вынуждена нарабатывать новые логистические цепочки, но что-то пошло не так. Многие эксперты сегодня обвиняют наших бизнесменов, которые решили на этом «по-быстрому» заработать…

— Украинские производители действительно не ставили высокую маржу, поскольку для них было принципиально важно вывезти продукцию и освободить склады. Бизнесмены прифронтовых европейских стран действовали по обычной логике: купить дешевле — продать дороже. Думаю, что обвинять украинцев в демпинге нельзя. Маржа закладывалась, а насколько низкой она была, покажет антидемпинговое расследование.

Правда, продлится такое расследование не менее года, и все это время продолжится «давление на психику». Нашим производителям не позавидуешь: время идет, сбыт притормозился, а цены поднять нельзя, потому что надо вывезти и продать.

— Как вы считаете, можно ли рассматривать сегодняшнюю ситуацию если не как торговую войну, то хотя бы как торговый конфликт?

— Думаю, более уместным определением будет «торговый прецедент», который, кстати, произошел впервые в европейской практике. До сих пор такое одностороннее введение эмбарго никогда не использовалось.

Если посмотреть на ситуацию объективно, наших европейских соседей можно понять: на их рынках скопились огромные запасы украинской продукции. Например, в ряде соседних стран агросектор представлен средними и мелкими фермерскими хозяйствами, которые выращивают зерно и сдают его на элеватор. Так вот, сегодня европейские фермеры из граничащих с Украиной областей физически не имеют такой возможности: их элеваторы заполнены украинским зерном.

В то же время мне очень импонирует позиция Союза молочных предприятий Украины и его руководителя Вадима Чагаровского. Это единственное бизнес-объединение, которое заявило о своем намерении ввести зеркальные меры против польской продукции, и это услышали в Европе. Уже отреагировали и польские, и европейские молочники – надеемся, что совместно они смогут найти приемлемый для всех выход.

Очень досадно, что ничего не предпринимают наши садоводческие ассоциации. И это при том, что на прошлой неделе в Польше заявили, что хотят спасти свой рынок не только от украинских фруктов и ягод, но и от заморозки. Как известно, из-за блэкаутов украинские производители арендовали холодильники в Польше и хранили замороженную продукцию там. Кроме того, это делалось с прицелом на европейский рынок, как на более развитый, стабильный и платежеспособный.

К сожалению, украинские арендаторы не смогли реализовать весь товар, и сегодня эти холодильники также заполнены украинской продукцией. Единственный выход – двигаться дальше вглубь Европы, но не факт, что наша продукция будет конкурентна на европейском рынке. Нам надо работать над своим качеством и точно знать, что нужно потребителю.

— 28 апреля в Еврокомиссии сообщили об уникальных средствах защиты для четырех продуктов: пшеницы, кукурузы, рапса и подсолнечника. Что это значит?

— Это означает, что эти продукты нельзя продавать в Польше, Болгарии, Румынии, Венгрии и Словакии.

Кстати, я знаю, что неофициально нашим предпринимателям рекомендуют воспользоваться реэкспортом. То есть, если есть покупатель, скажем, в Польше, советуют вывезти товар в соседнюю страну, а потом завезти обратно и продать.

Я бы хотела предостеречь наших предпринимателей от таких шагов. GPS-трекеры, которые будут на наших фурах после пересечения границы, позволяют отследить реэкспорт. То есть подобные «хитрости» станут основанием для штрафа, который может достигать 100% стоимости груза и очередного громкого скандала. Не зная об особенностях слежения, можно получить большие проблемы. Поэтому призываю всех соблюдать правила, установленные Европой, а не пытаться пользоваться нашей смекалкой.

— Видела данные, что в сентябре 2022 — марте 2023 года из Украины было экспортировано 3,2 млн тонн подсолнечного масла, и это практически на уровне показателей предыдущего маркетингового года. Грозит ли нам сокращение экспорта подсолнечного масла в этом году?

— Если сейчас Европа даже частично запретит импорт нашего подсолнечника, мы его не выбросим, а продлим маркетинговый год перерабатывающих заводов (обычно они работают до середины июля) и все переработаем. Думаю, что с продажей масла проблем не будет. Оно занимает гораздо меньше места, чем вал зерновых, к тому же цена на товар повыше.

Развитие переработки – это, на мой взгляд, вообще идеальный выход из сложившейся ситуации. Очевидно: если мы не можем торговать сырьем, значит его надо перерабатывать и производить продукцию с добавленной стоимостью. А это очень выгодно. Приведу такой пример. При переработке картофеля на крахмал из остатков производят протеиновые волокна, которые используется для откорма птицы. За этой продукцией к нам выстроятся в очередь и Польша, и Германия, и Франция, у которых хорошо развиты птицеводство и животноводство. Так что агрохолдингам пришло время строить заводы, и думаю, что деньги у них на это есть.

Плюс было бы неплохо, если бы наши представители экспортного бюро занимались не только арендой стендов на международных выставках, но и искали рынки, выгодные для нашего бизнеса.

— Какие еще продукты могут попасть под запрет? Говорят, что экспорт меда под угрозой?

— Да, это так. Кстати, тут сложилась интересная ситуация. После 2014 года Украина целенаправленно поддерживала пасечников и давала им гранты на организацию пасек. А чаще всего эти гранты получали АТОшники: они регистрировались как ФОПы и получали стартовые деньги на 50-100 ульев. Мед у них скупали официальные трейдеры, которых в Украине около десятка, и продавали его в больших емкостях за рубеж. Сегодня мы занимаем по экспорту меда неплохие позиции в мире.

Что делать теперь? Экспортировать дальше. Власть должна сплотить действия Минэкономики, Минагрополитики, МИДа, узнать, какие рынки подходят нашему бизнесу, и зайти на них с помощью государственных интервенций. Тем более, что подобный опыт есть.

Лет 12 назад отечественных производителей курятины заинтересовали африканские страны – Алжир, Марокко, Конго. ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация) сделала несколько великолепных глобальных исследований под наших производителей: какая продукция присутствует на рынках, вкусовые предпочтения населения, предпочтительная фасовка, ближайшие порты. И сейчас «Наша Ряба» является одним из лидеров на тех рынках.

Кроме того, нужно налаживать экспорт в страны с сильными украинскими диаспорами – Канаду, Аргентину, Австралию. Представители наших диаспор очень патриотичны и, увидев родную продукцию на прилавках, обязательно будут ее покупать. Тем более, что у нас уже есть ЗСТ с Канадой. По ее примеру можно будет снять некоторые ограничения в других государствах – важно отработать этот вопрос власти и бизнесу, объединив усилия.

Словом, друзья в мире у нас есть, и их немало. Поэтому, наверное, пришло время понять своих европейских соседей и активно работать дальше. ​

Источник